22 сентября 2019,
Областные новости
20.09.2019
В Пензенской области хорошими темпами идет уборка технических культур.

Яндекс.Погода

Праздники России

Яндекс.Метрика

Нет наркотикам

Социальная сфера

16.07.2014

Семья Беквиноль надеется на удачу

От кишлака Шахрухия до «хлебного» города Ташкента около ста верст с гаком. Поэтому местные жители долгие годы зарабатывали себе на жизнь, в том числе и на вкусные горячие лепешки, на хлопковых плантациях совхоза «Сегизбаев».
Сам кишлак представлял собой шесть отделений этого совхоза. В каждом их них проживало по 25–30 семей. Вот в одном из таких отделений жила большая семья Володи Беквиноль.
В 1990 году Володю призвали на срочную службу в армию. Служить Советскому Союзу парню из узбекского кишлака довелось в Грузии. В составе войск ПВО Закавказского военного округа сторожил Володя от врагов чистое небо Батуми. Но когда после службы вернулся в родной кишлак, вскоре узнал, что враги раскололи большую страну изнутри, и стал Узбекистан независимым государством.
На первых порах особой независимости жители кишлака не почувствовали. Вот и Володя, как и все другие жители, кишлака, стал работать в местном совхозе. Окончил курсы, стал техником-осеменатором. Со временем также освоил профессии мастера машинного доения, тракториста. Да и со строительными работами в доме большой родительской семьи был знаком не понаслышке.
И когда в сентябре 1995 года Володя женился на своей Алене, все были уверены, что в их-то доме счастье пропишется на многие годы. Непьющий да работящий муж для счастья семьи сил не жалел. Желая заработать лишнюю копейку, крутился на производстве, как белка. К тому времени, как совхоз оказался банкротом, у них с Аленой уже было трое сыновей. С потерей работы горячих лепешек становилось все меньше и меньше, а срок получения пособия по безработице — все дольше. Да и как прожить семье (уже из семи человек), когда совокупная помощь со стороны независимого государства в переводе на рубли составляла чуть больше тысячи рублей?
Без надела земли и подсобное хозяйство особо не разовьешь. Но, тем не менее, двух коров-кормилиц семья Беквиноль содержала.
Как рассказала Алена Анатольевна, в зимний период на молоке от одной коровы можно было заработать в день до семи тысяч сом. Но эти деньги тут же таяли, как снежинки. Ведь буханка хлеба на тот момент стоила 700 сом.
А ведь детям, кроме молока, еще и другой еды надо. Да и в школу ходить тоже хотелось. Но со школой — тоже проблема. Русскоязычного населения в кишлаке Шахрухия осталось совсем немного, вот русскую школу и закрыли.
Размышляя над тем, как жить дальше, Владимир с Аленой пришли к выводу, что прежде всего надо спасать детей — везти их на историческую родину. И когда решали, куда поехать, стали внимательнее изучать свою родословную.
Оказывается, мать Володи когда-то приехала восстанавливать разрушенный от землетрясения Ташкент из Одессы. А отец Алены откликнулся на призыв выручить братский Узбекистан кадрами механизаторов. До этого он таким же образом как ценный кадр выручал братскую Киргизию.
Конец сомнениям, куда же все-таки переехать, положил старший брат Володи — Виктор. К тому времени он со своей семьей перебрался на родину жены — в Каменский район Пензенской области. За десять лет семья Виктора на новом месте крепко встала на ноги. Вот и позвал он брата в гостеприимный Сурский край.
— Земли тут свободной много. Да и учиться работать в сельском хозяйстве вам не надо. К тому же к многодетным семьям в области особое отношение. Вот таким образом в мае прошлого года семья Владимира Рахимовича и Алены Анатольевны из Узбекистана переехала в нашу область.
На первых порах переселенцы пожили у брата. За это время общими усилиями нашли для себя походящий вариант. В Пензенском районе в селе Загоскино (под Кондолем) в личное подсобное хозяйства Самышкина требовалась семейная пара для работы в животноводстве. И вот уже второй год Володя работает здесь скотником, а Алена — дояркой. Владелец ЛПХ Виктор Николаевич Самышкин оказался человеком с большой душой и отзывчивым на чужую беду.
Под нужды переселенцев выделил четыре комнаты в частном домике. Теперь у семьи Беквиноль быт обустроен по высшему разряду. В квартире, где они проживают, — два туалета, ванная. Даже спутниковое телевидение имеется.
Более того, за коммунальные услуги Виктор Николаевич денег с постояльцев не берет. Да еще на полное бесплатное довольствие всю семью поставил. И с оформлением российского гражданства посодействовал.
О своем благодетеле Володя и Алена рассказывают, сидя на крылечке приютившего их дома. Своим сегодняшним положением они очень довольны. Но все равно тревога в их глазах проглядывает. Ведь всю жизнь нахлебниками не проживешь. Хотя за свою работу они еще и зарплату получают, но большая семья требует больших расходов. Дети подрастают, а значит, их надо как-то определить в жизни. Старшему сыну Косте — восемнадцать лет. Он инвалид по слуху. Работа матери на хлопковых плантациях не прошла даром.
Максиму — шестнадцать лет. Он только что окончил 9 классов. Желает пойти учиться на какую-нибудь рабочую специальность. Леониду –14 лет, учится в кадетском классе Кондольской школы. Артему — 10 лет, дочке Ульяне — семь. В нынешнем году пойдет в первый класс.
Для семьи Беквиноль 1 сентября — особый день. Прежде всего отмечается день рождения хозяйки семейства — Алены Анатольевны. В этот же день Узбекистан отмечает свою независимость. Так что этот праздник для переселенцев и впрямь «со слезами на глазах». Ведь в Ташкентской области, в Ак-Курганском районе своего счастья им построить так и не удалось.
Теперь приходится начинать все с нуля. В прошлом году по долгосрочной целевой программе содействия добровольным переселенцам в Пензенскую область семье Беквиноль была оказана единовременная материальная помощь на первоочередные нужды. Так что в своем нынешнем временном пристанище есть у них и своя бытовая утварь.
В конце июня этого года семья обратилась в администрацию села Кондоля с заявлением о признании их нуждающимися в жилье. Совокупный доход у семьи небольшой, и есть надежда на то, что поддержку со стороны районной и областной власти они получат.
Ведь если когда-то всем миром смогли восстановить из руин Ташкент, то неужели не сможем восстановить душевный покой людей, подвергшихся социальному потрясению?

Оставить комментарий