">
03 декабря 2021, пятница

Яндекс.Погода

Праздники России

Яндекс.Метрика

Здравоохранение

27.07.2021

В Пензенском районе - дефицит медицинских кадров

лавров

Главный врач Пензенской районной больницы Александр Лавров – о текущей ситуации с медперсоналом и «методах лечения» кадровой проблемы в условиях обострения пандемии.

Кадровая «диагностика»

Учреждение с общим охватом стационарного и амбулаторного медицинского обслуживания населения в 74 тысячи человек (по состоянию на I полугодие 2021 года) в профессиональной среде считается одним из самых демократичных по кадровому составу. Здесь начинают свою карьеру недавние выпускники медвузов, параллельно ведут прием опытнейшие специалисты высших квалификационных категорий, по возрастному цензу приближающиеся к отметке «60+», а на периферии – в сельских врачебных амбулаториях и ФАПах – пациентов, большей частью, «ведут» земляки – местный фельдшерско-акушерский персонал.

Александр Николаевич Лавров убежден: принцип прикрепления к стационарам, поликлиникам и здравпунктам должен работать не только в отношении пациентов, но и непосредственно медперсонала. Идеально, если его отток практически нулевой, что означает сохранение единства коллектива и верности призванию, лечебному делу. Однако обострение ситуации с коронавирусом внесло коррективы в медицинские коллективы. Тем временем, поток пациентов, особенно в первичном звене оказания медпомощи на селе, фактически остается на «доковидном» уровне. Пока люди ищут возможность попасть на прием к любым свободным местным специалистам, руководство районной больницы ищет им тех самых врачей. По словам главврача, этот процесс идет пока с переменным успехом, но с тенденцией к поэтапному восполнению дефицита кадров в подразделениях ПРБ.

– Александр Николаевич, поясните общую картину кадрового состава больницы на текущий момент – насколько она отражает ситуацию в региональном здравоохранении?

– Список вакансий медучреждения по состоянию на июль – это 15 врачебных, 12 фельдшерских и порядка 13 сестринских квалификаций (медсестры палатные, неотложной медпомощи, мобильной бригады, врачебных кабинетов – педиатра, терапевта, врача обшей практики, хирурга, травматолога-ортопеда¸ оториноларинголога, эндоскописта и кабинета функциональной диагностики). Пополнение врачами требуется сельским амбулаториям в Засечном, Богословке, Золотаревке, Леонидовке, Большой Елани, Ермоловке, а также поликлиникам в Кондоле, Пензе и городе Спутнике, в том числе, открытому в этом году детскому поликлиническому отделению. Самые востребованные специалисты – участковые педиатры и терапевты: в каждой из категорий у нас было по пять вакансий. Одна вакансия терапевта уже закрыта. По одной кадровой единице выделено на узкопрофильных специалистов: онколога, невролога, инфекциониста, эндоскописта, психиатра-нарколога, аллерголога-иммунолога, дерматовенеролога, офтальмолога, детских кардиолога и эндокринолога, врача общей практики и специалиста подростковой гигиены в школу им. М.Ю.Лермонтова. Всего в этом году нам необходимо «закрыть» 26 врачебных вакансий.

ФАПам и фельдшерским здравпунктам в Николаевке, Урлейке, Лемзяйке, Казеевке, Соловцовке, Черенцовке, Ермолаевке, Волхон-Умёте, Приовражном, Кромщино и поселке Второе отделение нужны специалисты основного фельдшерского профиля. Подавляющее большинство врачей и фельдшеров придут к нам на постоянную работу, чтобы на долгосрочной основе закрыть вакантные позиции в медицине первичного звена.

Декрет – естественный процесс

– Порядка 15 молодых женщин-врачей и медсестер находятся в отпусках по уходу за ребенком до трех лет. Как перераспределена врачебная нагрузка на оставшихся штатных специалистов больницы?

– Проблема, так скажем, естественна. Здесь мы не вольны что-либо изменить и не вправе вмешиваться в государственную политику в сфере демографии. Как работодатель, я обязан подобрать кандидатуру на временное замещение. А когда в декрете одновременно ушли больше десятка специалистов – решение одно: просить оставшихся коллег взять совместительство за «декретных» врачей. Те, в основном, работали в сельских амбулаториях – в Богословке, Воскресеновке, Засечном и третьей поликлинике в Спутнике, где коллегам пришлось взять двойные нагрузки по охвату прикрепленного населения медобслуживанием: если участковый терапевт на одной ставке ведет 1925 человек, то по двойной за себя и «декретного» коллегу – 3850. Понятно, что он в течение этих трех лет получает дополнительную ставку или полставки «плюсом» к своей зарплате, но ему, в прямом смысле, приходится «пахать»: брать дежурства, делать подворовые обходы прикрепленных больных, вести поликлинический прием и т.д.

Целевые «мигранты»

– Имеет ли место миграция медперсонала больницы в другие регионы из-за повышенной напряженности характера работы в период «ковида»? Почему врачебные вакансии в сельской местности, и особенно районном центре, надолго остаются открытыми?

– Миграции медперсонала в другие регионы у нас нет, что обнадеживает меня как руководителя. Все наши сотрудники из числа «не декретных» остались на своих местах и взяли на себя врачебную нагрузку специалистов, находящихся в отпусках по уходу за ребенком. Причины, по которым высвобождаются медработники, могут быть чисто житейскими и даже примитивными. Возьмем, к примеру, вакансии участковых врачей-педиатров. В Ермоловке много лет трудилась врач-педиатр Ольга Николаевна Максимова, жительница этого села. Она так бы и доработала до конца в амбулатории, если бы из города в село не переехали абсолютно чуждые местному укладу жизни люди, которые стали устанавливать свои порядки: посыпались жалобы на хорошего врача – приезжие настраивали односельчан против уважаемого специалиста с многолетним стажем. И она, в итоге, вынуждена была сменить место работы. Так что, врач-педиатр в Ермоловке, по сути, есть – она по-прежнему там живет, но при этом категорически отказывается возвращаться на работу в амбулаторию. Поэтому эта вакансия в Ермоловке у нас «висит» постоянно.

В Золотаревке жилищный вопрос для участкового педиатра решен четыре года назад – есть трехкомнатная квартира со всеми удобствами, индивидуальным отоплением, хорошим ремонтом. Она числится на балансе администрации поселения – глава держит ее специально для «новобранца»: приезжай, живи и работай. Но найти детского врача в даже «на все готовое» мы не можем до сих пор – во всем регионе нет новых специалистов этого профиля. Их еще только предстоит подготовить по целевому набору.

Во врачебную амбулаторию Засечного и дневной стационар новой детской поликлиники г. Спутника врачи-педиатры найдены: со дня на день они приступят к своим обязанностям.

А вот в Кондоле врач-педиатр ушла именно по причине переезда в другой регион: к родственникам в Подмосковье. Она пенсионного возраста, основной группы риска по коронавирусу – это, во многом, объясняет ее решение уволиться сейчас, когда отмечается скачок числа заражений среди детей. Взрослых пациентов кондольской поликлиники №1, скорее всего, будут принимать совместители: местные участковые терапевты выходят в декрет – одна дорабатывает, другая уже в отпуске.

По Кондолю и Старокаменскому участку мы подготовили места для пяти врачей-целевиков. Это дети наших кондольских медработников. Обучались они по специальной образовательной программе «Дети медицинских работников»: поступали вне конкурса, больница платила им стипендию, частично оплачивала обучение и курсы. Условием было 5 лет работы в Кондоле и сельских ФАПах Кондольского участка, но никто из них не захотел остаться на селе. Всех «затягивает» город. Спрашиваю коллегу, у которой дочь выучилась по этой программе и должна была работать терапевтом в поликлинике: «Почему вы не оставили свою дочь работать в родных местах, где пациенты уже устали ждать врача?!». Отвечает: «А чем ее заставишь остаться в селе, когда она в областном центре закрепилась – здесь у нее и жилье, и работа, и знакомства». Такой менталитет. Распределение? Сейчас у выпускников оно свободное – любое государственное или частное медицинское учреждение страны на выбор. Перед этой «свободой» бессилен даже областной Минздрав. Он активно продвигает целевые программы «Земский врач» и «Земский фельдшер», по которым также готовят специалистов-стипендиатов направления «Лечебное дело». После окончания целевой ординатуры их распределяют в село на пятилетний контракт, дают жилье, выделяют федеральные подъемные (1 млн. рублей врачам, 500 тыс. рублей – медсестрам широкого профиля) плюс региональные 350 тысяч. Все с прицелом на закрепление в сельской местности. Но даже эта «целевая» молодежь старается быстрее отработать свои пять лет, получить выплаты и сбежать в город. И у нас в ПРБ есть такие продуманные «целевики»: пока действует их контракт, работают в сельских амбулаториях, а живут в Пензе и каждый день ездят оттуда на работу. Конечно, как только их договор закончится, они уедут из села. А есть специалисты, которые, отработав полгода и получив выплаты, уходят в первый и без перерыва во второй декрет... Пока не истечет контракт. Считаю, что программы поддержки земских врачей требуют доработки ключевых условий, а иначе мы так и будем решать кадровые проблемы.

Алла Капитурова

 

Оставить комментарий